***

Жизнь катилась колесом,
Только вылетела спица.
Только обернулась сном,
Что нашелестела птица.

Темень сиплая круго́м,
Сплю. Ни слова не родится.
Я - к земному на поклон:
Здравствуй, милая темница.

http://stihi.ru/2013/08/09/164

Девочка.

Знаю я - в этой девочке
Прячется озорной мальчишка.
Ручки и ножки - веточки,
А на коленке - шишка.

Ясная, русоволосая, -
Кивнёт головой вихрастой.
Спрячется между соснами
И тихо-тихо: "Здравствуй".

Смять бы её охапкою
Да затеряться где-то.
Только глаза - загадками,
И тишина - ответом.

http://stihi.ru/2013/08/08/8254

(no subject)

Ехала в метро и, несмотря на все потные уставшие тела вокруг, впитывала в себя слова Арсения Тарковского и плакала.

"И это снилось мне, и это снится мне,
И это мне еще когда-нибудь приснится,
И повторится все, и все довоплотится,
И вам приснится все, что видел я во сне." (...)

Картина, наверное, немного пошлая.
И что с того.

А потом - домой. И в голове крутились строчки и образы.

Про "наше всё".

Персона Пушкина всегда поражала меня, во всех отношениях. Пушкин как удивительная часть русской жизни, мифический герой и сам великий мифотворец, по-разному проявляющий себя на разных семантических этажах: то тут, то там видны следы Пушкина, которому не нужна лестница для переходов. И эти переходы схлопнуты в точку, без иерархии. Нажимаешь на точку - болит! В ней - всё. В пору ворчать: "Опять Пушкин наследил! Ай да!..". Совершенный многогранник!

А если серьёзно, нашла письмо Пушкина - П.А. Вяземскому.
Начало апреля 1824 г. Из Одессы в Москву.

"Слёнин предлагает мне за «Онегина», сколько я хочу. Какова Русь, да она в самом деле в Европе — а я думал, что это ошибка географов. Дело стало за цензурой, а я не шучу, потому что дело идет о будущей судьбе моей, о независимости — мне необходимой. Чтоб напечатать Онегина, я в состоянии — — — то есть или рыбку съесть, или <на хуй> сесть. Дамы принимают эту пословицу в обратном смысле. Как бы то ни было, готов хоть в петлю.".

(no subject)

Часто я замечаю, как красивые и умные люди (о неумных мы говорить не будем, хорошо?) путают философию и ораторское искусство или искусство художественного письма. Безусловно, эти линии пересекаются: логос, внутренняя форма слова и письма, способ его разворачивания... Это вовсе не значит, что сам философский текст обязан быть привязанным к современным представлениям (!) о красоте. Его красота заключается, повторюсь, в его логосной форме, выражающей истину (а истина сама по себе прекрасна).

Здесь форма слова предстаёт как не-обходимость: первичен именно порядок мысли - такой ритм письма или речи, который выстукивает сама мысль.
Конечно, мой двойник тут же мне сказал бы: "Подождите, Ксения Андреевна! Ведь этот ритм связан с предметом, о котором идёт речь! Извольте писать о предмете таким языком, которого требует сам предмет".

Что я могу ответить Двойнику? Только то, что философский текст, прежде всего, находится в поле философии. Иначе он и не был бы философским, это даже банально. Значит, и ритм его развёртки положены не только в преходящих пределах, которые устанавливаются теми или иными историческими реалиями. А самим полем философии и его предметом - то есть, истиной.

Впрочем, это значит, что если текст философский и в нём разворачивается истина, то разворачиваться она будет не иначе как философским образом. Каждый последующий философ вневременно и непременно поймёт предыдущего. По-крайней мере то, что в его работах было философским.

(no subject)

Дилан - один из немногих друзей, которые даже по весне остаются со мной.

О, сколько заблуждений в головах! (В моей тоже).
Читаешь по лицам, читаешь по глазам, читаешь по губам.
Читаешь страшные вещи в рассказах Шаламова.

Как же ты (Ты, ты?.. и тот, и другой, и третий) жил в этом мире?
Поразительная тяжесть бытия! Атлантова ноша на плечах каждого.
Слава Богу, что не лёгкость. Как её можно вынести? Невозможно.
Хотя и крайнюю, от слова "край", тяжесть - тоже.
Бескрайний север. Нет края северу, нет края лагерным

Овнешнение мира - что это? Растление мира, насилие над ним?
Внеш-ность моя - всё, что вне меня. Что это? Что это?
Где пределы, кем они положены?

Простуда, заложенный нос, все эти тривиальные мелочи.
Запах грязи, тающего грязного снега.
Мои почки тоже распускаются.
Два бутона, - то ли страхи, то ли мечты.